Гречихо Валентин и Владимир - Село Богатое - Богатовский район - Самарская область
gototopgototop
Гречихо Валентин и Владимир
Книга памяти
Понравилось:
3


Не понравилось: 0

(Из воспоминаний Д. Гречихо)

Валентин и Владимир Гречихо

Бедная белорусская, пока еще немногочисленная семья Ефима Ивановича Гречихо, из-за отсутствия кормилицы-земли совместно с другими родственниками Никифором Ивановичем Гречихо (брат отца), Егором Козловым и Марией (сестра отца), Василием Корневичем Алференок (мой дед по матери) решили выехать из села Узречье, села Новоселки Витебской области, на постоянное место жительства на свободные степи Заволжья в 1924 году и обосновались в поселке Трудовой Самарской области в нескольких километрах от современного города Нефтегорск. В данный момент поселок Трудовой не существует.

Здесь, в поселке, в 1929 году я пошел в школу, которая находилась в доме раскулаченного хозяина. Карандашей, чернил, ручек, бумаги, учебников и других учебных принадлежностей не было. Писали на так называемой доске специальным карандашом грифелем, после чего запись стиралась. В результате, если запомнил, что было записано - хорошо, не запомнил - восстановить не было возможным. Для домашних заданий использовались художественные книги или какие-либо клочки бумаги. Население поселка до коллективизации считалось пролетарским. А с 1929 года во всех анкетах стали указывать - «из крестьян».

Жители поселка вели индивидуальные хозяйства, отдельные группы были в так называемых артелях, а после коллективизации разделились на колхозников и единоличников. Наша семья вступила в колхоз, но жить было очень тяжело. В 1930г. мы вынуждены были переехать жить в село Андреевка Богатовского района.

Мы, дети, не жалея сил старались помочь своим родителям. Старшие присматривали за младшими, ухаживали за домашними животными и птицей, заготавливали корм, пасли скот, работали на огороде, в колхозе. Я как старший из детей в 11 лет уже работал на сенокосилке, «лобогрейке», конных граблях, хорошо управлялся с лошадьми и быками. Они составляли основную тягловую силу. Труд учитывался в трудоднях (палочках), но по-прежнему не оплачивался. Жили в основном за счет огородов, да еще с них платили налоги.

В селах и некоторых поселках были только начальные школы, поэтому мне приходилось ходить на учебу пешком за 6 км зимой и летом в село Павловка, теперь Богатое, где в 1940 году я окончил 10 классов.

По личной просьбе и решению военкомата осенью я отправился на учебу в Чугуевскую авиационную школу пилотов, стал курсантом.

Незадолго до этого Чугуевскую авиационную школу закончил И. Н, Кожедуб, впоследствии прославленный летчик-ас, трижды Герой Советского Союза. Учеба в летной школе проходила успешно, но настало 22 июня 1941 года. Война. Нам, курсантам, выдали медальоны, винтовки и патроны к ним.

Фронт приближался к Харькову. 16 августа 1941 года все семь эскадрилий школы эвакуировали в Среднюю Азию. Личный состав и службы школы со всем имуществом погрузили на железнодорожные эшелоны, а самолеты УТ-1, УТ-2, У-2. УТИ-4 и И-16 летчиками-инструкторами и другими командирами перегнали до Актюбинска своим ходом с промежуточными посадками в Красном Куте, Балашове и Уральске. Дальше самолеты в разобранном виде были погружены в эшелоны, которые прибыли в город Чимкент. Школа рассредоточилась по нескольким аэродромам, я попал в город Арысь.

Война в разгаре, потери большие, на фронт требуется пополнение. Учебную программу сократили, объявили ускоренный выпуск, и в октябре 1942 года вместо лейтенанта я получил звание сержанта и был направлен в 7-ой истребительный авиационный корпус ПВО города Ленинграда, впоследствии переименованный во 2-ой Гвардейский.

До штаба корпуса пришлось добираться через Ладожское озеро пешком по «дороге жизни». Протяженность дороги составляла 32 км, через каждый километр стоял часовой, указывая безопасное направление.

В конце пути на берегу стояла большая палатка, отапливаемая несколькими печками, в них можно было отогреться. До Ленинграда ходил паровозик с тремя вагонами. Блокадный город встретил безлюдьем.

В штабе корпуса получил направление в часть. Добрался только к утру. Это была летная часть ночных бомбардировщиков на самолетах У-2, но была эскадрилья и из американских самолетов Р-39 (Аэро-Кобра}, куда меня и направили. Пришлось переучиваться. Учебным полетам препятствовало господство в воздухе в то время немецких ВВС.

В этот 1942 год по повестке Богатовского РВК был призван в армию брат Петр и направлен в Сызранское бронетанковое училище. Учился он тоже недолго. В 1943 году лейтенант Петр Гречихо уже в должности командира танка воевал в Белоруссии. В 1942 году ушел на фронт по призыву солдат первой мировой войны, отец большой семьи Ефим Иванович Гречихо и стал защитником города Сталинграда. В начале 43-го был призван брат Алексей. Быстро окончив школу снайперов в Марийской республике, он уже воевал на 1-ом Прибалтийском фронте. Словом, четыре основных кормильца большой семьи - на фронтах.

Это сильно осложнило жизнь в колхозе «Буревестник» матери Дарье Васильевне с оставшимися при ней пятью детьми, самому старшему из них Валентину (впоследствии ставшему советским офицером - защитником Родины) было неполных 13 лет, Изнурительная работа дояркой от зари до зари и каждодневная забота, чем накормить детей, во что одеть, обуть и т. д. сильно подорвали ее здоровье. К этим бедам добавились новые: первая тяжелая весть пришла из Сталинграда, отец сообщил, что лежит в медсанбате. 8 марта 1944 года получили похоронку на сына Петра. А ровно через год, то есть 8 марта 1945 года - вторая похоронка на сына Алексея. В середине 1943 после освоения самолета «Аэро-Кобра» я был допущен к выполнению самостоятельных полетов на боевые задания.

В это время наш 103-й гвардейский истребительный полк располагался на аэродроме вблизи ст. «Лисий Нос» (берег Финского залива). Летали в составе звена, сопровождали на бомбежку наши СБ (скоростные бомбардировщики). К счастью, в бой вступать с немецкими истребителями не пришлось, а вот обстреливать их бомбардировщики приходилось.

После прорыва блокады (февраль 1943 г.) линия фронта отодвинулась на запад, в воздухе над Ленинградом стало затишье, вылетов стало меньше, превосходство в воздухе полностью стало нашим, а так как наш полк был в системе ПВО (противовоздушной обороны) города Ленинграда, то до конца войны места дислокации не менял. Летная служба моя оказалась недолгой, подвела контузия, С летной работы перешел на наземную, стал авиационным механиком. С братом Петром имел переписку, делились тем, как идет служба. Но однажды мое письмо дольше обычного оставалось без ответа. Мои самые худшие предчувствия сбылись. Письмо вернулось назад с припиской: «Я, Филатов - механик-водитель танка, пишу из госпиталя. Ваш брат и мой командир погиб, похоронили его, а Ваше письмо возвращаю назад».

Конец войны застал меня в госпитале города Ленинграда, и 16 мая 1945 года я был комиссован инвалидом ВОВ III группы. С авиацией я все-таки решил не расставаться. В 1947 г. закончил Куйбышевский авиационный техникум. На авиационном заводе проработал 36 лет.

Д. Гречихо