Малахов Алексей Никитович - Село Богатое - Богатовский район - Самарская область
gototopgototop
Малахов Алексей Никитович
Книга памяти
Понравилось:
4


Не понравилось: 0

Малахов Алексей НикитовичАлексей Никитович – участник Великой Отечественной войны – ветеран труда, кавалер ордена Красной Звезды, награжден медалью «За боевые заслуги», юбилейными медалями, медалью «За долголетний добросовестный труд». В прошлом главный ветврач Богатовского района, ныне пенсионер.

Алексей Никитович родился в 1923 году, в селе Вознесенка бывшего Сорочинского, ныне Красногвардейского района Оренбургской области в большой крестьянской семье. В семье росли четверо ребятишек: две дочери и два сына, а Алексей – самый младший. В детстве пропадали на рыбалке (рядом протекала р. Уран, правый приток р. Самары), ходили в местные колки за кисляткой, диким луком, подснежниками, полевыми цветами, собирали калину.

А потом родители переехали жить в Сорочинск. Жили в частном доме, держали корову, одно время была даже лошадь с жеребенком. Алексей закончил семилетку хорошистом. За хорошую учебу неоднократно премировался. Так, в 4-ом классе вручили хромовые сапоги. То-то было радости! А в 6-ом – лыжи, часто дарили книжки. После седьмого класса поступил в зооветеринарный техникум.

Когда закончил последний курс – началась война. Написал заявление и был направлен в Астраханское авиационное училище. Проучился три месяца, перевели в Бузулук, и роту, в которой он служил, переименовали в десантную. Не прошло и месяца, как ребята, имеющие диплом ветеринара, были отозваны в свой Сорочинский военкомат до особого распоряжения. Через некоторое время направили в военный лагерь «Селикса», где проходили курсы молодого бойца. Определили в лазарет. В середине ноября 1942 года вызвали Алексея Никитовича в штаб, и он получил назначение в Приволжский военный округ, в город Саратов. А под Новый год новое назначение – на должность старшего ветфельдшера в Сталинградский военный округ в 403-ий гарнизонный ветеринарный лазарет, а оттуда в мае 1942 года – в 115-ый отдельный минометный полк, который базировался в станице Чирская Сталининградской области. А когда 115-й полк перевооружили на моторизованную тягу (а до этого артиллерийские орудия были на конной тяге), получил назначение в 53-й укрепрайон в 55-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон на должность начальника ветслужбы.

Сформированная под Сталинградом часть в начале июня 1942 года была брошена на Воронежский фронт, а 6 июня заняла оборону на Дону под станицей Сторожевое-1 и приняла первый бой. Задача: не допустить форсирование немцами р. Дон. Приказ был выполнен, их часть выстояла и позже была выведена в с. Юдановка.

- В нашей части было 4 батальона, на базе 55-ого пулеметно-артиллерийского батальона был сформирован 975 стрелковый полк, который вошел в состав 270-й стрелковой дивизии. Из Юдановки пошли в наступление в составе 975-ого стрелкового полка - Вспоминал Алексей Никитович. - Пушки, минометы, снаряды, патроны – все переправляли на конной тяге. Машин не было, единственная полуторка перевозила со склада боеприпасы.

До середины ноября полк стоял на доформировании в с. Юдановка, а потом снялись и заняли оборону на Дону, в местечке между г. Бобров и Павловск. 19 ноября получили более конкретную задачу: после артподготовки сделать прорыв и идти дальше в наступление. Дошли с боями до Старого Оскола.

Задача ветеринарной службы состояла в том, чтобы обеспечить сохранность конной тяги, чтобы кони не попали под огонь, обеспечить быстрое маневрирование боевой техники; если что-то случилось, организовать быстрое лечение или эвакуацию лошадей.

Организовать быстрое лечение лошадей с легкими ранениями, тяжелораненых отправляли в эваколазарет на операцию и лечение. А после излечения – снова в часть. Лошади были, в основном, наши российские, но были и из Монголии низкорослые и очень выносливые.

После Старого Оскола двинулись в направлении на Харьков, а потом на Полтаву. 7 марта взяли ст. Коломенская. Под утро 8 марта немцы задержали продвижение наших войск. Части теряли бойцов, а новое пополнение не успевало прибывать, и личный состав вынуждены были пополнять людьми из местного населения лицами призывного возраста, которые были плохо обучены и без обмундирования. 70% личного состава составляли «чернорубашечники», как их называли, без военной формы. И наши войска снова вынуждены были отступить к Белгороду. Отступали организованно, сохраняя транспорт и боевое оружие.

В 30 км от Белгорода встретили немецкие танки, началась небольшая паника. Форсировали Донец под Белгородом, а там оборону держали сибирские части. Но Белгород в то время был уже сдан немцам.

В Корочах отступление приостановилось. Так как штаб 270-й дивизии сохранил свое знамя и штабные документы, полк и дивизия начали формироваться снова. К первым числам июня заняли оборону на Орловско-Курской дуге, около 20 км от знаменитой Прохоровки.

5 июля началась эпопея боев на Орловско-Курской дуге. Разведка сообщила, что немцы в 5 часов утра должны начать наступление. Наше командование дало приказ начать наступление на час раньше. Началась мощная артподготовка на всем участке, который был отведен для боевых действий.

Было жесточайшее сражение: артиллерия, авиация, танки. Были случаи, когда сходились в атаку более 500 танков. Смрад невозможный от взрывов снарядов, бомб. В течение двух первых часов продвинулись на 7 км. Потом пришлось отступить. Не один раз сходились танки во встречном бою, все поле было усеяно сгоревшими и подбитыми машинами. И только на 10-12 день (на разных участках в разное время) наступил перелом, и наши войска пошли в наступление. А 6 августа в Москве впервые салютовали победе на Орловско-Курской дуге. 5 августа была завершена освободительная операция г. Белгорода. Наш полк пополнился техникой и людьми. После чего, погрузив в эшелоны, его отправили на Калининградский фронт. Участвовал в боях под Шяуляем, под Жаренами, Тяльшай, Либавой (ныне Лепас), где проходили наиболее сильные сражения.

Конец войны застал в местечке недалеко от Липлавок, в лесистой местности.

- 8 мая, в 2 часа дня, мы уже знали о конце войны, - вспоминает Алексей Никитович – но, несмотря на это над нашим участком фронта продолжались жесточайшие воздушные бои: сходились в воздухе по 20-30 самолетов с обеих сторон, но больше горело «мессеров».

В сентябре Алексея Никитовича отпустили в отпуск, после которого был получен приказ явиться в Тоцкие военные лагеря (а это 25 км от дома). В начале декабря 1945 г полк отправили в Колтубановку Оренбургской области.
А в августе 1946 г. Алексей Никитович заболел, долго находился на излечении в лазарете. Приказ о его демобилизации пришел 13 октября 1946 г.

Р. Зорина