Кованин Николай Андреевич - Село Богатое - Богатовский район - Самарская область
gototopgototop
Кованин Николай Андреевич
Книга памяти
Понравилось:
2


Не понравилось: 0

Кованин Николай Андреевич

Их осталось мало. То поколение, что вынесло все невзгоды и тяготы войны, уходит. Поэтому необходимо услышать и запомнить их рассказы о том, что было, чтобы война не повторилась. Чтобы не повторились страх, слезы, боль и кровь.

Дом на тихой улице Полевой на окраине села. Перед домом качают своими головами алые тюльпаны. Стучу в калитку и слышу голос соседа:

- Заходите.

Они – старики и всегда дома.

Вхожу. Навстречу – Николай Андреевич Кованин, ветеран Великой Отечественной войны, невысокий сухощавый мужчина. Судя по фотографии, сделанной в Берлине 45-ого года, он очень изменился, но глаза остались теми же: внимательными и строгими, несмотря на плохое зрение.

Здороваемся, присаживаемся на чистой и светлой кухоньке, и он начинает свой рассказ:

- Давно это было. Всего уже и не припомнишь…

…На заре советской власти в суровом 1925 году в Липецкой области деревне Журавинки у колхозников Андрея Тимофеевича и Мавры Ивановны родился сын. Назвали Николаем. Кроме него были еще младшие - брат Петр и сестра Мария. Мальчик рос, помогал родителям, учился. Несмотря на трудную жизнь, получил неплохое по тем временам образование – окончил 7 классов школы. Мог бы учиться дальше, но началась война. Всех трактористов колхоза забрали на фронт, и поэтому те мальчишки, что остались в колхозе, освоили тяжелую профессию тракториста. Трактор – не танк, но и на нем в тылу помогали фронту. 2 года Николай пахал, боронил, сеял. Отец уже вышел из призывного возраста, но тоже не сидел, сложа руки.

1943-й. Январь. 18-летнего мальчишку призвали в армию во II учебный полк, дислоцировавшийся в городе Городищи Пензенской области. Здесь несколько месяцев Николай Андреевич провел в полковой школе, закончив которую, стал наводчиком-артиллеристом.

И вот, в октябре 43-ого – действующая армия, 75-я гвардейская дивизия, что стояла на формировании после потерь в боях.

С декабря – передовая. I Белорусский фронт под командованием легендарного Г. К. Жукова. Несколько месяцев здесь немцы вели оборону. Стремясь удержаться в Белоруссии, немецкое командование сосредоточило там крупные силы – группу армий «Центр».

Всего на фронте протяженностью 900 км было более 1 млн. 200 тыс. человек противника (более человека на 1 метр!), 9500 орудий и минометов, 1350 самолетов.

I Белорусский фронт действовал в направлении Бобруйск, Барановичи, Варшава, обходя Полесье с севера. Левым крылом фронт упирался в огромные полесские болота, считавшиеся непроходимыми до тех пор. Солдатам каждый день приходилось заботиться об оружии, - иначе заржавеет. Обувь и ремни плесневели. Спички не зажигались.

В январе Николай Андреевич был ранен, 3,5 месяца пролежал в госпитале, вернулся в часть.

В июне 1944-го началось общее наступление. 2 зеленые ракеты, послужившие его сигналом, были встречены с огромной радостью солдатами, державшими оборону. Наступать было сложно: даже для одного легкого орудия приходилось класть настил из бревен в несколько рядов.

«Но мы верили в победу и шли вперед», - говорит Н. А. Кованин.

Белорусская операция была выдающимся событием II мировой войны. В ее результате в течение 2 месяцев были освобождены Белоруссия, Литва, Латвия и восточные районы Польши. В наступлении советские войска продвинулись на Запад до 600 км. Именно в Польше, под Белостоком, Николай Андреевич был ранен вторично и госпитализирован на полтора месяца.

Долог и труден был путь к победе. Наступая, советские воины на каждом шагу видели кровавый след фашистов, сеявших разрушения и смерть. Только в Белоруссии захватчики уничтожили 209 городов, 9200 сел и деревень. Никогда не забудет ветеран города и села Белоруссии: Гомель – разрушен до основания; Мозырь оккупанты превратили в центр своей карательной деятельности: на каждой улице виселицы. Осиновичи – средоточие концлагерей и тюрем. Лагерь для 18-летних. Лагерь для стариков. Лагерь для детей 8-15 лет.

Деревни на линии фронта начисто стерты с лица земли. Здесь каждое искалеченное дерево, каждый расщепленный телеграфный столб стали ориентирами. Здесь даже печи сгоревших домов были расстреляны из пушек прямой наводкой и размолоты в щебень. Здесь не осталось ничего живого, все превращено в щепы, головешки, обломки.

17 февраля 1945 года наши войска пересекли немецкую границу. С боями шли по немецкой земле. Задача артиллерии заключалась в уничтожении огневых точек противника и поддержке пехоты. И шел по немецкой земле артиллерийский старшина Николай Андреевич Кованин. Одер, Кюстрин, Штутгарт, Нейруппин, Потсдам, Берлин.

С тех пор прошло много лет, но когда Николай Андреевич слышит слово «Одер», то мгновенно возвращается в сырой, слякотный апрель45-ого. Разве можно забыть тот предрассветный час, когда началась артподготовка?

Казалось, что небеса разверзлись. Засверкали тысячи молний, загрохотали тысячи громов. Качнулась под ногами земля. Пальба сосредоточенных на Одере орудий, минометов и «катюш» слилась в сплошной гул. Были выпущены миллионы снарядов, мин и ракет.

Окраины Берлина были пустынны. Серые каменные здания – в руинах. Улицы перегорожены баррикадами из каменных глыб, противотанковых металлических «ежей» и перевернутых трамваев. Заборы испещрены надписями на немецком языке: «Берлин останется немецким». И рядом – продолжение – «но без фашистов». Город встречал затаившимся безлюдьем и морем уныло повисших из каждого окна белых флагов. Нигде ни души, ни звука, ни шороха занавески. Но по неуловимым признакам чувствовали, что город не мертв, обитатели его лишь затаились в страхе в подземных бункерах и подвалах.

В те дни, когда еще гремели бои на улицах германской столицы, командование Советской Армии в Берлине, выполняя указания правительства Советского Союза, приступило к оказанию помощи населению и налаживанию жизни в городе. В первые дни после капитуляции все население города получило от советского командования продовольственные карточки. Сооруженный впоследствии в Берлине монумент, изображающий советского воина с мечом в правой руке и с прижавшимся к нему ребенком в левой, символизирует освободительную миссию Советской Армии, беспощадно разящей мячом своих врагов и протягивающий руку помощи мирному населению.

В звании старшины артиллерии встречал Николай Андреевич Победу. Но с капитуляцией Германии его служба не закончилась. Советские войска, преследуя разгромленные части врага, вышли на рубеж реки Эльбы, установив связь с английскими и американскими войсками.

В 1946 г. Н. А. Кованин был демобилизован. Три медали: «За отвагу», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» - надевает по праздникам ветеран.

После демобилизации Николай Андреевич работал на Ярославской железной дороге кочегаром, а потом помощником машиниста. В 1950-ом женился. В 1965 году вместе с семьей переехал жить в село Богатое. Жена, Ольга Андреевна, умерла. Вторая жена, Галина Ивановна, тоже. Но один Николай Андреевич не остался: 4 детей – Николай, Виктор, Татьяна, Надежда и5 внуков – две Ольги, Наталья, Алексей и Анна не оставляют своим вниманием, приезжают из Безенчука и Самары каждую неделю, помогают. Да и соседи забегают: кто хлеб принесет, а кто лекарства купит…

С 1965 года Николай Андреевич работал на маслоэкстракционном заводе кочегаром парокотельной и без отрыва от производства более 20-ти лет занимал должность председателя ДОСААФ. За активную работу награжден нагрудными знаками ДОСААФ, удостоверения к которым подписаны лично самими А. Покрышкиным и С. Буденным.

В 1980 году вышел Николай Андреевич на пенсию, но работу свою не оставил: более 10 лет трудился ветеран на своем заводе…

Оба моих деда не дожили до 60-летия Победы. Уже никогда не услышу я их рассказы о войне. История – это опыт человечества. Никогда уже не поделятся они своим бесценным опытом. Забывая прошлое, люди повторяют свои уже бывшие ошибки. Так давайте же будем слышать, слушать и помнить, пока они живы, чтобы сохранить мир на Земле!

А. Юрьева (печатала Малащенко Е.)