Мастюгин Семен Нефедович - Село Богатое - Богатовский район - Самарская область
gototopgototop
Мастюгин Семен Нефедович
Книга памяти
Понравилось:
2


Не понравилось: 0

Мастюгин Семен НефедовичУроженец села Виловатое Мастюгин Семен Нефедович получил начальное образование в родном селе. В те годы, когда благополучие семьи зависело от каждого из членов семьи, дети с малых лет включались в тяжелый крестьянский труд, который приходилось совмещать с учебой. Работать приходилось и зимой, и летом. Раннее детство Семена Нефедовича, а родился он 11 октября 1918 года, совпало с периодом гражданской войны, сильнейшим голодом в Поволжье в начале двадцатых годов. Часть сельчан в те годы в поисках пропитания мигрировала в Среднюю Азию. Люди находились на грани голодной смерти. Многие потеряли близких, иные вымирали целыми семьями. Но село выжило. Постепенно приходило благополучие и уверенность.

В период начала колхозного строительства, в конце 20-х годов, Мастюгин поступил в 1-й класс начальной школы, а через 7 лет, по окончании курса обучения в школе колхозной молодежи, был направлен на обучение в строительный техникум в Самару. Произошло это событие осенью 1936 года. Выбранное направление учебы было связано с бухгалтерским учетом и экономикой. В те годы стране остро не хватало кадров со средним и высшим профессиональным образованием. Нельзя утверждать, что студенческая жизнь было беззаботной и сытной, хотя студенты получали горячее питание и стпендию. Приходилось постоянно подрабатывать и одновременно часто выезжать в родное село и помогать родителям. Время было напряженным.

Напряжение обуславливалось и агрессивными намерениями внешнего окружения страны. Только экономически сильная страна могла рассчитывать на выживание. Масштабные военные конфликты ставили государство перед необходимостью наращивания военных сил. В конце тридцатых годов в Красной Армии формировались десятки дивизий, одновременно были предприняты колоссальные усилия к обучению военных кадров. Воинская обязанность стала обязательной, многие новобранцы были призваны из крестьянской среды, а также из многочисленных учебных заведений как наиболее подготовленные специалисты и потенциальные младшие командиры. Дивизии создавались на базе полков и других воинских подразделений по всем военным округам.

В 1939 году студент 4-го курса Мастюгин был призван в РККА. До завершения полного курса обучения в техникуме оставалось чуть более 9 месяцев, но пришла повестка из Богатовского РВК, предписывающая ему прибыть в военное ведомство 10 октября. На второй день службы ему исполнился 21 год. Так началась суровая военная жизнь. Группа новобранцев из Куйбышевской области была направлена в далекий город Пермь, находящийся значительно севернее и с более суровым климатом. К моменту прибытия в учебное подразделение в Перми уже установилась зима.

Первая запись в военном билете Мастюгина С.Н. по прохождению действительной военной службы лаконична: « 385–й стрелковый полк, курсант, октябрь 1939г. - май 1940г.» В составе этого полка в качестве курсанта Мастюгин пробыл более 6-ти месяцев, успешно завершив обучение, получил звание сержанта и стал командиром орудия.

Из архивных источников известно, что 385-й полк в то время входил в состав 112-й дивизии.

Из странички «112-й дивизия»:

«Дивизия сформирована в Пермской области в 1939 году. Один из ее стрелковых полков (524-й) назывался по-землячески березниковским, второй (416-й) - кунгурским, третий (385-й) был сборным, в который попали призывники пермских заводов и фабрик, сельских районов камского правобережья. Дислоцировалась она в так называемых Красных казармах Перми. На Урале дивизия занимала первое место по огневой и физической подготовке личного состава, служила учебной базой, где начсостав других соединений РККА приобретал командные навыки».

Становится понятным, почему Мастюгин оказался так далеко от малой родины. В Перми была крупная учебная база по подготовке и переподготовке начальствующего состава Красной Армии, в том числе и младших командиров, и не только артиллерийской специализации.

С 1-го мая 1940 года сержант Мастюгин направляется для дальнейшего прохождения службы в 132-ю стрелковую дивизию и находится в ней до 2-го апреля 1941 года. В этот период он служит писарем. Мне так знакома эта ситуация. В 1973 году по прибытии в полк новобранцем, я также был назначен писарем в строевую часть полка. Начальник строевой части попросил меня написать несколько слов перьевой ручкой и резюмировал: « Ты рожден писарем!» Может быть, что-то похожее произошло и с сержантом Мастюгиным ? Вполне возможно, что сержант Мастюгин проходил службу в штабе дивизии, так как в имеющихся документах не указан номер полка.

Из странички «132-я стрелковая дивизия»:

Сформирована в 139 году на базе 88-го стрелкового Красноуфимского Краснознаменного полка 30-й стрелковой дивизии. «Произошло это 9 сентября 1939 года в Павлограде. Командиром новой дивизии назначили меня. Боевое знамя красноуфимцев было передано 498-му стрелковому полку, как лучшему в нашем соединении». (Из воспоминаний Маршала Бирюзова С.С.- первого командира дивизии, в то время комбрига).

Город Павлоград находится в Днепропетровской области Украины и является районным центром. Территориально Павлоград до войны входил в состав Харьковского военного округа. С 1931 года в Павлограде действовал артполигон, который перед великой Отечественной войной превратился в большой украинский артполигон.. Два больших завода города работали на оборону.. Так как в довоенные годы проходило активное вооружение и перевооружение артиллерийских полков дивизий, то неудивительно, что многие дивизии прошли через этот крупный артполигон. Именно здесь совершенствовалась тактика использования средств артиллерии, и отрабатывались практические навыки стрельбы орудийными расчетами.

Перед Великой Отечественной войной 132-я дивизия дислоцировалась в Полтавской области (Полтава, Миргород, Красноград).

Полевой лагерь 132-й стрелковой дивизии располагался неподалеку от железнодорожной станции Ереськи, вблизи Миргорода. В нем и находились части дивизии 22.06.1941 года.

Но накануне войны сержант Мастюгин С.Н. был переведен в 147-й полк легкой артиллерии (ЛАП) 85-й стрелковой дивизии. В документах записано «147-й ЛАП», но мне не удалось обнаружить такой полк в составе 85-й стрелковой дивизии. В составе дивизии воевал полк 167-й ЛАП. Я полагаю, что здесь произошла ошибка при оформлении новой красноармейской книжки взамен старой в эвакогоспитале № 3355 в июле 1946 года при выписке. Другого объяснения я не нахожу. Далее полк будем считать 167-м ЛАП. Итак, с 2-го апреля 1941 года сержант Мастюгин приступил к исполнению обязанностей командира орудийного расчета и в этой должности принял первые бои с врагом.

85-я Уральская стрелковая дивизия (1-е формирование) была сформирована 06.1931г.-19.9.1941г. на базе 171-го стрелкового полка (57-я стрелковая дивизия) в Челябинске. На 22 июня 1941 года находилась под Гродно в полном составе за исключением 147-го ЛАП, который дислоцировался в Свислочи. Дивизией командовал генерал-майор Бондовский Александр Васильевич (с 19.8.39 г. по 06.41г.) В июне 1941 года он был ранен и вывезен в тыл. Уместно упомянуть, что 85-я дивизия была направлена в Минск еще летом 1940 года, а в Гродно переведена к началу войны.

Назовем полки и их командиров:

59-й стрелковый полк, командир полка полковник Терентьев Захар Захарович (до 25.6.1941г. г.Мосты, погиб).

103-й стрелковый полк, командир полка майор Каравашкин М.Ф. (до 24.6.41г.,ранен.)

141-й стрелковый полк, командир полка подполковник Малинин.

167-й легкий артиллерийский полк, командир полка майор Чумак (до 25.6.1941г.)- это тот полк, в составе которого воевал Мастюгин С.Н., командир орудийного расчета. Легкий артиллерийский полк состоял из дивизионов: первый – 3 батареи 76 мм дивизионных пушек( 12 орудий), второй –одна батарея 76 мм дивизионных пушек и две батареи 122 мм гаубиц (4 пушки калибра 76 мм и 8 гаубиц).

С сайтов Интернета : «85-я стрелковая дивизия»

«...Утро 23 июня застало главные силы 85-й стрелковой дивизии в движении, авиаразведка противника обнаружила к юго-востоку от Гродно ее походные колонны. Через некоторое время налетели самолеты; до самой реки Свислочь германские самолеты бомбили и обстреливали советские подразделения, которые не имели воздушного прикрытия. Частые рассредоточения и построения изматывали людей физически и морально. Командир дивизионного 3-го автобата старший лейтенант Эгерский проявил преступную нерасторопность, не сумев за ночь перегнать матчасть на новый рубеж обороны, в результате чего основная часть автомашин была в светлое время застигнута на марше и атакована. Бывший комдив А. В. Бондовский с горечью вспоминал об увиденном. По дороге - поодиночке и группами стояли подбитые или сожженные автомашины 3-го автобатальона. Также снова понес серьезные потери 223-й ГАП, его остатки были побатарейно распределены по стрелковым полкам».

Из воспоминаний Мастюгина С.Н. в записи Ю.Владимирова в газете «Красное знамя» от 16 февраля 1978 года: « А вот 22 июня 1941 года можно назвать черным. Я тогда служил в артиллерии. На третий день войны наша часть вступила в бой. Сначала неимоверно трудно было…»

85-я дивизия в действующей армии с 22.06.1941 по 19.09.1941 года.

На 22.06.1941 года дислоцировалась в местечке Солы, неподалёку от Гродно, составляя второй эшелон 4-го стрелкового корпуса..

Была поднята по тревоге 22.06.1941, при этом подъём частей по тревоге проводился под ударами вражеских бомбардировщиков. Командир дивизии, не имея связи с корпусом и армией, распустил учебные сборы и дал команду на вывод частей дивизии в район сосредоточения на реке Лососна..

Дивизия после выхода в район сосредоточения развернулась на рубеже западнее Гродно и вступила в бой с подошедшими передовыми частями противника.

141-й стрелковый полк находился в лагерях у Гродно, поднят по тревоге в 4 часа, занял позиции в трёх километрах западнее Гродно и сразу подвергся жестоким ударам авиации противника. Около 9 часов утра 22.06.1941 года позиции полка атаковали передовые части врага при мощной поддержке артиллерии и миномётов. Около 10 часов полк не выдержал натиска и начал отход на юго-восток.

346-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион с первых минут войны вступил в неравную схватку с вражескими самолётами. Оставшись без снарядов, дивизион был вынужден сам укрыться в лесу, оставив войска без прикрытия.

59-й стрелковый полк был поднят по тревоге, занял позиции на юго-западной окраине Гродно и скоро вступил в бой с отрядами мотоциклистов. Большая часть полка находилась на строительстве укрепрайона и была отрезана от основных сил. После ожесточённых боёв с подошедшей пехотой полк ночью оставил Гродно и отошёл на рубеж реки Свислочь. На этот рубеж отходят части и 103-го стрелкового полка.

223-й гаубичный артиллерийский полк, размещавшийся в лесопарке Румлево, в 4.15 попал под бомбежку и понёс первые потери. Заняв оборону западнее Гродно у реки Лососянка, он поддерживает огнём части 103-го стрелкового полка, ведущего боевые действия с подошедшими передовыми отрядами гитлеровцев. Во второй половине дня полк подвергся мощному налёту авиации и понёс большие потери в личном составе, материальной части и лошадях. Вечером был получен приказ командира дивизии — отойти к реке Свислочь и занять оборону. Сдав позиции частям подошедшей ночью 204 –й моторизованной дивизии, гаубичный артполк обошёл Гродно с юга и двинулся к Свислочи.

103-й и 141-й стрелковые полки дивизии приняли участие в контрударе на Гродно, точнее на его пригород, на левом берегу Немана — Фолюш.

25.06.1941 года части дивизии ворвались на окраину Гродно, но были вынуждены перейти к обороне на рубеже реки Свислочб, c 26.06.1941 отходит в направлении Мосты, Новогрудок. В районе Вишневец (пригород Гродно) — Солы дивизия понесла очень большие потери. Жители неделями хоронили погибших воинов прямо там, где они были убиты. Так стали появляться многочисленные безымянные захоронения.

Дивизия понесла большие потери в Белостокском котле. 15.07.1941 небольшие остатки дивизии под командованием полковника Скоробогаткина,заместителя комдива, вышли в полосу 172 –й сд под Могилевом.

Официально дивизия расформирована 19.09.1941 года.

Трагично сложились первые дни, недели и месяцы страшной войны. Ушли в вечность не только полки, но и целые дивизии РККА. Среди них и некоторые из тех, что названы выше. Трагично сложились и судьбы многих воинов, попавших в плен. По немецким источникам потери нашей стороны только по одному направлению июне- июле 1941 года насчитывали около 300 тысяч убитыми и плененными.

Но наступило время, и окрепшая в боях Красная Армия повернула врага вспять.

Приведу еще один отрывок из публикации в газете «Красное знамя» от 16 февраля 1978 года, автор Владимиров: « Мы набирали силу. Окрепнув, погнали немцев. А как воевали, можно судить по таким фактам. Все бойцы нашей батареи к началу 1943 года были орденоносцами, лично я первый свой орден Красного Знамени получил за взятие одной высоты. Она была так укреплена и насыщена огневыми средствами, что поначалу сомнение взяло, как же мы ее возьмем, сил-то маловато. Но приказ есть приказ. Его выполнять нужно. Коль сразу взять не удалось, значит, хитрость нужна. В начале мы засекали координаты огневых точек немцев, вызывая их на огонь. Потом подавляли огнем своих орудий. Когда же их артиллерийский обстрел стал слабеть, пустили дымовую завесу и под ее прикрытием наша пехота пошла на штурм. А чтобы представить всю сложность возложенной на наши части задачи, скажу лишь то, что рядом с высотой протекала речка с крутым берегом, Да ряды колючей проволоки защищали подступы. Пехота пошла в атаку, а мы за ней. Погрузили орудия на плоты -и на вражеский берег. Выгрузили, поставили орудия на прямую наводку и стали ждать, когда рассеется дым от завесы. А как идут дела у пехоты, мы могли только догадываться.

С высоты доносились пулеметные и автоматные очереди, взрывы гранат. Когда дым рассеялся, ударили одновременно из всех орудий по фашистским позициям. Пехота сделала свое дело, к концу дня высота была взята. Когда после боя стали приводить себя в порядок, то диву давались, как это мы живы остались. Орудийный щит весь во вмятинах, пробоинах, а вокруг одни воронки от разрыва снарядов и мин. А назавтра снова в бой. И так каждый день смотрели в лицо смерти».

Мы должны благодарить автора этой публикации под рубрикой «Навстречу 60-летию вооруженных сил СССР» за бесценные воспоминания, записанные со слов ветерана Мастюгина Семена Нефедовича более двадцати лет назад.

Сохранились и три странички личных записей ветерана - солдата, старшего сержанта Мастюгина.

«Все описывать я не в силах. Да и память слабеет, что вспомню, то и напишу. В 1943 году я был ранен, не тяжело. Лечился в санчасти своей, мог держать оружие. Но от винтовки и миномета меня освободили, дали автомат. Прошли много сел и городов, но запоминать было некогда, постоянно шли бои, мы перешли в наступление. С нашей территории вышибли противника. Запомнились крепкие бои за Орел, Курск, Минск, Красное Урочище ( дома начсостава в Минске), станцию Негорелое ( Джержинский район Минской области), а потом перешли на польскую территорию. Форсировали Вислу, дошли до германской территории, до реки Шпрее, но дальше нас не пустили. Осталось рукой подать до Берлина.

В Чехословакии вспыхнуло восстание, враг там был еще силен, повернули нас на Чехию и Словакию. Взяли мы местечко Яблонец (северо-чешская область), Градец Кралове (восточно-чешская область), а в бою за Пардубице меня ранило, разбило осколком ногу и оглушило. Я потерял сознание, пробудился уже в госпитале № 2431. Бойцов раненных было много, и только на третьи сутки я прошел санпропускник, попал на койку и на операционный стол. Рана долго не заживала. Перевезли меня в другой госпиталь № 3355, где я был недолго, госпиталь сворачивался. Кто нуждался в лечении, перевезли в Венгрию, в госпиталь №1690».

Стоит рассказать и еще об одном бое, за который Семен Нефедович получил свою шестую боевую награду еще в начале 1945 года. А было так. Штурмовали один из замков под Будапештом, выстроенный среди скал. В то время старший сержант Мастюгин был еще командиром орудия. Во время боя весь расчет вышел из строя, командир остался один за наводчика, заряжающего, стрелка. И так увлекся , что и не заметил, когда и бой закончился… Вот как бывает.

И еще раз обратимся к газете «Красное знамя» от 16 февраля 1978 года:

«Я праздник победы встретил на больничной койке в госпитале, который находился в чехословацком городе Братислава. И как ни тяжело было переносить боль, душа радовалась: капитуляцию немцев ждали со дня на день. И вот 9 мая. День выдался теплый, солнечный, тихий. И вдруг стрельба. Мы поначалу не поняли в чем дело, а тут санитарка забегает и сквозь слезы кричит: «Война кончилась!» Что тут было! Трудно передать. Счастливый был денек!»

В.Ф. Артюков, директор МОУ Богатовской СОШ