Типикин Прохор Дмитриевич - Село Богатое - Богатовский район - Самарская область
gototopgototop
Типикин Прохор Дмитриевич
Книга памяти
Понравилось:
4


Не понравилось: 0

Типикин Прохор ДмитриевичПамять, солдатская память,
Строгая доля мужчин...
К ней ничего не прибавить,
Кроме седин и морщин.
Трудная радость Победы
В сердце солдата жива,
Только в рассказах об этом
Память скупа на слова.

Синявский

Большой славный жизненный путь прошел Прохор Дмитриевич Типикин. За его плечами трудные годы войны, борьба за восстановление разрушенного хозяйства, неутомимый труд во имя Родины.

Великая Отечественная война - это переломная эпоха в жизни общества. Не зря же спустя не один десяток лет фронтовики, рассказывая о своей жизни, проводили четкую грань: до войны и после войны.

Ратный труд Прохора Дмитриевича Типикина начался в составе 57 гвардейской стрелковой дивизии. Свою историю она ведет от 157 стрелковой дивизии (2 формирования), которая была преобразована 31 декабря 1942 года в 57 гвардейскую стрелковую дивизию. Воины дивизии сражались на Дону и на Левобережной Украине, на Днепре и на Правобережной Украине, на Висле и на территории Польши, на Одере и на территории Германии. Сражаясь за Родину, гвардейцы 57-й стрелковой дивизии, как и все советские воины, не жалели ни сил, ни жизни во имя победы над гитлеровской армией. За боевые заслуги дивизия в марте 1944 года удостоена почетного наименования "Новобугская".

Через многие годы, в преклонном возрасте очень сложно вспоминать все, разложить по полочкам, цельно и осознанно нарисовать всю картину той страшной войны. Тем более, если не вел записей. Однако есть отдельные эпизоды, которые четко отложились в памяти Прохора Дмитриевича и дают представление о страшной и необходимой работе - воевать, выживать и убивать врага.

- Летом 1942 года наша часть двинулась к Сталинграду. В бой вступили, когда образовался Донской фронт, командиром которого был назначен К.К. Рокоссовский.

Я в то время был телефонистом на КП дивизии. И однажды мне посчастливилось увидеть самого Рокоссовского.

Это было осенью, когда начало создаваться кольцо окружения армии Паулюса. Кто-то из офицеров-связистов меня предупредил: «Держи сегодня ухо востро, Типикин. Сам командующий будет». А фамилии не назвал, какой командующий: армии или фронта. Да и Рокоссовского до этого я не видел. Но когда он появился с маршалом Вороновым, сразу узнал обоих. Впереди быстро шел высокий, уже немолодой Рокоссовский. Взгляд острый, даже суровый. Но когда глянул на меня, рядового солдата, вытянувшегося около телефона, взгляд потеплел. Через час они вышли от комдива, а утром дивизия пошла в наступление, но не в сторону Сталинграда, а к Дону.

Под г. Калач получил первое ранение и первую награду «За отвагу». А дело было так.

Шифром по телефону кто-то из разведчиков сообщил на КП, что на другом берегу Дона замечено скопление танков противника. Вечерело. Вдруг появился командир батальона майор Кудряшов и подошел ко мне.

-Типикин, пойдешь с разведчиками на тот берег. В случае чего, дашь сигнал. Возьмешь лампу мопс.

На участке дивизии в ту ночь было тихо. Видимо, немцы к чему-то готовились тоже.

Разведчиков в группе оказалось 6 человек. Среди них и мой земляк, Николай Астафуров из с. Максимовка. Бывалый парень. Когда садились на плот, Николай толкнул меня в бок и весело шепнул: «Не робей, Проша, со мной не пропадешь. Я уже 5 раз переправляюсь через эту реку. Видно, не почувствовал Николай, что на этот раз ему не повезет.

На вражескую сторону перебрались благополучно. Ребята поползли к лесочку, где предполагались танки. Через час или больше командир группы приказал: «Давай световые сигналы: 30 танков в квадрате № 8».

В лесу вдруг что-то загудело. Видимо, немцы заводили моторы машин. Световыми сигналами я сообщил донесение на свой берег и добавил, что танки могут уйти. В ответ последовал приказ (тоже световым кодом): «Немедленно переправляться назад».

Мы бросились к плоту, но не успели отплыть и несколько метров, как немцы открыли артиллерийский огонь, а с нашей стороны ударили «катюши».

Как добрались до своих – с трудом помню, потому что на середине реки меня ранило в ногу осколком разорвавшегося снаряда. Уже на своем берегу я обнаружил, что Николая Астафурова с нами нет. Наверное, его сбросило от взрыва в воду. Потом мы его так и не нашли.

Отлежался я после ранения в госпитале – и опять уже на другой фронт. Опять боевые дни. Немало было их, но особенно врезался в память еще один эпизод.

Так получилось, что к КП прорвались немецкие автоматчики. Откуда они взялись – неизвестно. Ведь наши части находились впереди командного пункта в полутора километрах. Как видно, что это были остатки какого-то разгромленного полка. Они были буквально в 50 метрах от КП. Их увидел наблюдатель и крикнул в блиндаж: «Типикин, немцы!» Я тогда был уже обстрелянный служака и не растерялся: выскочил из блиндажа и вместе с охраной уничтожили непрошеных гостей. За проявленное мужество и инициативу меня наградили Орденом Славы III степени.

Вскоре и мне не повезло: ранило так, что после госпиталя пришлось демобилизоваться домой.

Наверное, рассказы о войне повлияли на судьбу моих сыновей. Двое из них, Алексей и Николай, стали морскими офицерами. А третий- Сергей честно отслужил в армии тоже в военно-морском флоте.

В последующие годы Прохор Дмитриевич гордился своими сыновьями, особенно старшим Алексеем, который ушел в отставку в звании контр-адмирала с должности начальника связи Балтийского флота.

Пройдут века и тысячелетия, что-то сотрётся в памяти человечества, но никогда не забудутся и не померкнут подвиги воинов Великой Отечественной войны. Как нынешнее, так и грядущее поколения будут преклоняться перед солдатами этой войны, перед их смелостью, перед их доблестью, верностью своему долгу.

Г.Г. Пивкина , зав. школьным музеем Богатовской СОШ