Кочергин Василий Александрович - Село Богатое - Богатовский район - Самарская область
gototopgototop
Кочергин Василий Александрович
Книга памяти
Понравилось:
1


Не понравилось: 0

Кочергин Василий АлександровичШла Великая Отечественная война. Один за другим уходили богатовцы на фронт. На второй год войны следом за своими земляками ушел и Кочергин Василий Александрович.

Как в туманном сне отложились в памяти проводы отца на фронт. Прощались на станции Богатое. Запомнилась картинка: на площадке рядом с перроном стоял разбитый танк, дети с интересом разглядывали его и лазили по броне.

Отца направили в Чапаевск, где формировались новые части. В течение полутора месяцев отец вместе с сельчанами Крысиными, отцом и сыном Александром , находились в одной части. Мама с Валей, грудным ребенком, вместе с подругой Крысиной Екатериной ездили навестить своих ближних.

После Чапаевска военные дороги развели отца с Крысиными по разным фронтам. Отец- Крысин погиб, а Александр, к счастью, в 1945 году вернулся в родной Буревестник.

Отца сначала направили в Подмосковье, потом в Белоруссию, в Пинские болота. Здесь он получил первое ранение. Лечение проходил в госпитале в Гороховце и Чепце. После выздоровления вернулся в строй и оказался в Восточной Пруссии в составе соединений РГК( Резерв Главного Командования).

На фронте Кочергин был парторгом артиллерийской батареи. Ему не раз приходилось вести в бой солдат и личным примером воодушевлять их на ратные дела. В июле 1944 года освобождая местечко Кузница и действуя в авангарде подвижной группы, а также находясь под непрерывной бомбежкой и артиллерийским огнем, Василий Александрович получил тяжелое осколочное ранение. Но не оставил поле боя до тех пор, пока противник не был отброшен. Перевязав рану, он снова вернулся в строй.

Принимал участие в ликвидации окруженных северных группировок противника в районе Гдыни и Гданьска. В жестоких скоротечных боях с врагом отец был ранен второй раз. После недолгого лечения он участвовал в операции по форсированию реки Одер. В этом бою вражеская пуля настигла отца третий раз и он был госпитализирован.

За годы войны Василий Кочергин прошел путь от города Ленинграда до Берлина. Эта дорога была не их легких. Получив второе ранение чудом остался жив, так как находившиеся в кармане документы, записки, письма изменили направление полета пули, и она прошла мимо сердца. Это спасло ему жизнь.

Кочергин Василий Александрович и Кочергин Иван АлександровичПозже штурмовал Берлин, достиг рубежей реки Эльба, где состоялась встреча с союзниками, американцами. Самое удивительное в фронтовой жизни -это встреча отца с братом Иваном- старшим в поверженном Берлине после победы. Шесть братьев Кочергиных воевали на разных фронтах и только дороги двух из них случайно пересеклись в Берлине. Переписываясь с Иваном-старшим (у отца было два брата Ивана) по времени прохождения писем братья поняли , что находятся где-то рядом. Но по номеру полевой почты на солдатском треугольнике мало что можно было узнать. Попытки сообщения места расположения частей строго пресекались цензурой, но все же описаниями боев и условными знаками о дорогах и местности братья смогли дать сведения о себе. Оказалось, что оба брата находятся в одной армии. Ну а после штурма Берлина написали открытым текстом письма и встретились в Берлине. Сохранились удивительные фотографии об этой встрече.

В 1973 году я посетил Берлин во время туристической поездки. Отец живо интересовался жизнью берлинцев и засыпал меня вопросами. Ему также очень хотелось посмотреть художественный фильм " Встреча на Эльбе". Но так получилось, что эта его мечта не сбылась.

Рядовой Кочергин начал войну орудийным номером, потом служил химинструктором, далее до конца войны вел бойцов в бой политруком роты.

Демобилизовался в звании старшины.

Награжден орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги".

Метки войны

В Белоруссии в 43-м году стояла суровая зима. Снега, морозы 20-25 градусов.

Противник, отступавший несколько месяцев, получил подкрепление и неожиданно перешел в контрнаступление. Возникла угроза окружения и пришлось по глубокому снегу, отбиваясь от атак, отходить на восток.

Неожиданная боль огнем прожгла бедро. Боль была слабой, но внезапно усилилась и отец упал в снег, потеряв сознание. Товарищи не смогли подобрать всех раненых и они остались в тылу врага. В ружейно-пулеметную стрельбу вмешалась артиллерия. Быстро стемнело. Придя в сознание, отец попытался ползти на восток, но быстро выбился из сил. С долгими перерывами, каждый раз набирая понемногу сил он все же дополз до плотного кустарника. Прячась от сильного ветра выкопал ямку в снегу, метель все лютовала. Становилось нестерпимо холодно. Вдруг вспомнил о ране и перетянул бедро поясным ремнем и полоской от нижнего белья. Сапог был полон крови. Притерпелся к холоду, закапывался глубже и глубже. Но когда легла ночь, понял- эта ямка может стать последним прибежищем. Ползти не было сил. Одна надежда на контрнаступление наших войск, что было маловероятно в течение ночи, либо на какое-то чудо. Недалеко кружили волки. Далеко слышался слабый человеческий говор. По телу поползла предательская теплота, с трудом преодолевал сонливость, временами уходил в беспамятство. Редкая ружейная пальба иногда приводила в сознание. В очередной раз пришел в сознание, когда почувствовал, что кто-то тормошит его. Оказалось, что на отца вышли случайно бойцы из полковой разведки, пробираясь по нейтральной полосе.

Одному из бойцов командир приказал доставить раненого в медсанбат, а группа ушла в тыл к противнику.

В медсанбате хирург поставил "приговор"- ампутация ноги. Рана была сквозной, но сильно застуженной. К тому же появились признаки гангрены. Отец категорически отказался от ампутации. Трое суток не принимал пищу, опасаясь приема снотворного и ампутации. Хирург сначала возмущался, а потом махнул рукой: будь что будет.

Сильный организм выдюжил. Появились первые признаки улучшения. Отправили в госпиталь в Гороховец. Выздоровление шло медленно, но через три месяца отец был в строю. Позже было еще два ранения и каждый раз в ногу. А небольшой осколок в левой ноге, сухой кости, до последних дней жизни давал о себе знать. Особенно при перемене погоды.

Война не пощадила ни одного из братьев отца - всем сделала отметины.

Отец умер 11 января 1984 года в самой середине холодной зимы. Его сразил инсульт.

Г. Пивкина